КРОВЬ  И МОЧА (Спортивный триллер, на конкурс "Нереальная История")


Всё началось с того, что сотрудник российского антидопингового центра Виталий Степанов женился на бегунье Юлии Русановой. И всё бы хорошо, но его удивляли странные взгляды жены на его бодрые заявления о успехах России в борьбе с мировым злом допингом. В конце концов Юля спросила его с раздражением – он специально дурака валяет или в самом деле не знает, что российский спорт весь сидит на допинге? Виталий возмутился и в первый раз они поругались.

На следующий день Юля уехала в загородный центр на тренировку, захватив сумочку через плечо с портативной видеокамерой, небрежно прикрытой чёрной вязаной кофтой. Вечером она показала мужу кино – как происходят тренировки, как тренера выдают допинг подопечным, как врачи подробно объясняют технологию его использования, как методисты разрабатывают методы ухода от контроля и обнаружения. Виталий был потрясён. Он попытался запретить жене принимать допинг, но она сказала – тогда её просто выгонят из сборной. Тренерам и руководству команды нужны медали любой ценой – это их работа. И куда она пойдёт без стипендии, работы, заботы государства о её быте? На зарплату Виталия им было не прожить, по крайней мере так – как они привыкли.

Но решение пришло – откуда не ждали. У Юли при очередном контрольном заборе проб обнаружили остаточный допинг. Ей грозила пожизненная дисквалификация. Тогда её вызвало руководство команды и предложило решить её проблему. Ей нарисовали на листочке цифру – 25000 евро. Сначала она заплакала, но её быстро успокоили. Платить надо было не сейчас, а с первой завоёванной награды (вернее – премии за эту награду).

Когда Виталий узнал – он больше не сомневался. Он сказал – нам тут не выжить. Надо попытаться вывести на чистую воду эту шайку, тогда у нас будет шанс уцелеть самим. И он направил письмо в международный антидопинговый центр, предложив стать их информатором.

Вскоре в Москву приехал немецкий спортивный журналист Хайо Зеппельт. Он начал осторожно договариваться о встрече для интервью с четой Русановых и некоторыми другими спортсменами. В конце концов такая встреча произошла и были записаны кассеты с откровенными беседами Хайо и российских спортсменов. Зепперт был шокирован и явно не верил в чудовищные рассказы спортсменов. Но на следующий день у него прямо из номера похитили одну из видеокассет с записью рассказа одного ведущего биатлониста, которую он оставил на столе, выйдя на пять минут за сигаретами.
Этим же вечером биатлониста сбила насмерть неизвестная автомашина, а за самим журналистом, за Русановыми и другими спортсменами установлена постоянная слежка.
У Хайо Зеппельта в номере администрация обнаружила несовершеннолетнюю проститутку и он вынужден был уехать в тот же день под страхом уголовного наказания. На границе видеокассеты были изъяты для проверки на предмет детской порнографии, но журналист догадался отправить нужные материалы другим путём.

Русановы страшно нервничали, кольцо сжималось. Наконец, позвонил из Германии Зеппельт и предупредил, что фильм выходит в ближайшие дни.

Фильм вышел и оказался бомбой. Его перевели на русский и показали отрывки. Возмущение спортивной общественности было беспредельным. Самое мягкое, что им желали – это быстрой смерти. Им тактично напомнили, что Родина предателей не прощает. Тут надо уточнить, что под предателями Родины понимались не те, кто жрал горстями допинг и прятал свою мочу от представителей допинг-центра – а именно Русановы. Но их в России уже не было.

А в России праздновали итоги Сочинской зимней олимпиады. Российская команда в очередной раз доказала миру, что Россия – первая в мире спортивная держава. А кто не согласен – пусть выйдет и попробует сразиться с её атлетами в честной борьбе.

Другие ведомства России тоже отмечали эту Победу. В ресторане Пекин был большой банкет для сотрудников ФСБ, с вручением орденов, медалей и ценных подарков. Маленький банкетный зал чествовал новых Героев России – Иванова и Петрова, обеспечивающих самый важный участок – охрану хранилища проб спортсменов в сочинском допинг-центре. Они работали там один сторожем, другой – водопроводчиком и имели свободный доступ в хранилище. Каждую ночь один из них дежурил и принимал заявки руководства по мобильнику – находя нужные пробирки, выливая их содержимое в раковину и наполняя её мочой собственного производства. Само собой, алкоголь на время спортивных мероприятий был им строго воспрещён к употреблению – чтобы не испортить пробы.

Иванов рассказал один боевой эпизод, когда эмиссары допингового центра подкараулили во время шопинга в дорогом бутике одну нашу биатлонистку и попытались взять у неё пробы мочи. Хорошо, сопровождающий сотрудник успел предупредить ФСБ и Петров помчался на помощь. Наша спортсменка заперлась в женском туалете с пробиркой, а допинг-офицер стоял у входа в стойке караульной собаки. Петров заприметил компанию женщин –мусульманок в длинных чёрных платьях с закрытыми чадрой лицами и сумел уговорить самую высокую одолжить платье. Он невозмутимо вошёл в туалет, занял соседнюю с нашей биатлонисткой кабинку и спокойно пописал в её баночку. Потом она вышла и отдала мочу куда следует. Инцидент был исчерпан. Правда, через год, когда пробы взялись перепроверять, в её пробе оказалась мужская моча с остаточными следами лечения триппера – но допинга там не было.

Но шокирующий документальный фильм о русском допинге продолжал нагонять волну.
Тогда в первый ряд вышел директор российского антидопингового центра Григорий Родченков. Рыло у него было в пуху, на него показывали слишком многие и ему надо было как-то держать удар. И он старался. На каждое слово обвинения он находил два, стойко отводя от высшего руководства малейшие подозрения. Когда к нему выслали из швейцарского центра специалистов для проверки его работы – он просто вылил все пробы, взятые на Олимпиаде – в унитаз. Прибывшей комиссии он сказал просто – жарко было и они протухли. На фига вам сдалась старая, протухшая моча? У меня полно молодой и свежей. Комиссия пробовала было протестовать, но он сунул им в нос их же методику утилизации испорченных проб – какие ко мне-то проблемы?

А вечером им устроили шикарный банкет за счёт Российского антидопингового… Сам Мутко присутствовал. От Министерства спорта членам комиссии поставили на стол серебряное ведёрко во льду с чёрной икрой. Литров на 10. Проблемы с мочой успешно залили коньяком и виски. Родченков пил с членами комиссии на брудершафт, наутро все организационные вопросы были решены, членам комиссии были розданы сувениры в бумажных конвертах. Руководство спорта не могло нарадоваться на решающего все вопросы влёт Родченкова. Когда комиссия уехала, Мутко пригласил его в свой кабинет и передал ему устную благодарность Президента. Они обмыли это фирменным родченковским коктейлем – виски со специальным составом, повышающим тонус организма (руководство использовало этот коктейль вместо Виагры – дешево и гораздо более эффективно). С мартини тоже хорошо, но градус не тот.

Но атмосфера продолжала сгущаться, информация о делах в российском спорте медленно расплывалась, как нефтяное пятно по воде. И вот начались события. Сначала, 3-го февраля 2015 года, умирает в своём подъезде председатель исполнительного совета РУСАДА Вячеслав Синев. Его обнаружил его помощник, из внутреннего нагрудного кармана он извлёк его загранпаспорт с вложенным авиабилетом до Лондона, с маленькой дырочкой, как будто проткнутые насквозь иглой. Экспертиза показала паралич сердца. Потом пошли слухи о том, что исполнительный директор РУСАДА Никита Камаев хочет издать в Англии книгу. 14-го февраля этот здоровый пятидесятилетний мужик умирает от инфаркта.

И тогда Григорий Радченков запаниковал. Он понял, что он – следующий. С такими знаниями долго не живут. Все понимают, как дорого они стоят. Когда он выходил на работу утром, лифт не работал и он пошёл вниз пешком. Между этажами он заметил двух плечистых мужчин, молча стоящих у окна и ни на кого не смотревших. Он рванул назад и вошёл в ближайшую квартиру, где жила его знакомая. Там он просидел несколько часов, не трогая телефон, а вечером он с семьёй уже был далеко от Москвы, по дороге к Минску. Через несколько часов его самолёт приземлился в Киеве.

Несколько дней, пока ему и семье оформляли бумаги на выезд, он прожил в гостинице Украина под охраной. Вышел только один раз в находящие рядом, на Крещатике, здание - принадлежащее СБУ, с двумя опытными телохранителями. Он быстро шёл по Крещатику, нервно озираясь по сторонам. Один телохранитель шёл впереди, держа пистолет наготове под плащом, второй – сзади. Войдя в небольшую толпу перед остановкой транспорта, Родченков обернулся, но телохранителя не увидел. Он тут же сделал резкий прыжок вбок, передний телохранитель тоже обернулся, вскинул пистолет, но выстрелить не успел, оседая на асфальт. Родченков рванулся к нему и подхватил пистолет, не целясь, выстрелил несколько раз в толпу. Раздались крики людей, толпа расступилась. Родченков бросился на проезжую часть, остановил проходящее такси, впрыгнул на заднее сиденье и такси взяло с места. Но тут двое крепких незаметных мужчин из толпы бросились к такси. Один встал перед такси, раскинув руки, и водитель чисто инстинктивно затормозил. Второй достал из кармана приличных размеров гранату, прижал её к своему животу и бросился под такси, как под танк. Грохнул гулкий взрыв, заклубился чёрный дым вперемешку с жёлтым пламенем и запахло войной. Машину разнесло на несколько частей, заднее сиденье закинуло на стоящий рядом каштан, а толпа молча смотрела, как по Крещатику катится горящее и чадящее колесо автомобиля.

Потихоньку скандал с российским допингом стал затихать. Потом, как заключительный аккорд – попал под трамвай помощник Родченкова и покончила жизнь самоубийством его секретарша. Но всем было понятно, что Россия в очередной раз победила.

Хайо Зеппельт так и не отмылся от клейма педофила, никто его выдумки больше всерьёз не принимал. Его информаторы работать с ним отказались, дорожа своей репутацией.

Степановы получили убежище, им сменили фамилию и поселили на уединённом ранчо на берегу лесного озера в Канаде, в охраняемой зоне. Буквально дня через два Юля достала из почтового ящика с виду официальный белый бумажный пакет, в каких обычно приходят письма от администрации. Внутри была открытка производства России – поздравление ветеранам с днём победы с текстом – «Родина вас не забудет!» Виталий, когда увидел – смертельно побледнел и сказал – зря ты её открыла…
До утра они сидели, обнявшись – ждали смерти. Потом поняли, что в этот раз – пронесло.

Степановы на пресс-конференции от своих слов отказались, повинившись в прямом эфире, мол – заставила зависть к честным и успешным российским спортсменам – подговорил враг и шпион Григорий Родченков. Правда – возвращаться категорически отказались, да их и не звали. Все и так понимали – долго им не прожить. Есть ещё на них Герои России, получившие звание секретным указом. Да, остался ещё заместитель Родченкова, но его так и не нашли. Может, и жив.

МОК потом долго извинялся перед Россией, предлагая Олимпиаду вне очереди, но Россия гордо отказалась. Медали нашим все вернули, даже добавили. В чём сила, брат? В правде. Или, всё-таки, - в деньгах?

Адрес конкурса: https://golos.io/ru--istoriya/@istfak/konkurs-ot-istfaka-nerealnaya-istoriya

Text.ru - 100.00%

историяистфакunreal-historyбайкиконкурс
75%
1
538
377.373 GOLOS
0
В избранное
На Golos с 2017 M07
538
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (4)
Сортировать по:
Сначала старые